О книге Эрика Берна

Лидер и группа

Eric Lennard Berne. The Structures and Dynamics of Organizations and Groups

Купить книгу можно в Литресе или Озоне.

Заметки на память

Вступление

Выживание группы и ее силы

Предисловие

Эта книга адресована тем, кто связан с группами и сталкивается с проблемами, возникающими в группах. Однако это научная работа, а не руководство для лидеров. Подход примерно такой, как у инженера, которого пригласили для починки бойлера. Инженер отыскал засоренный клапан, сильно ударил по нему, и бойлер заработал нормально. Инженер представил счет на сто долларов. Владелец бойлера сказал, что это многовато для одного удара молотком, и предложил пересмотреть счет. Тогда инженер написал: «Удар по бойлеру молотком — 1 доллар. Знание, куда именно ударить, — 99 долларов». То есть 99 процентов текста отведено практическому пониманию того, как организовать работу группы, поскольку именно это знание делает возможным ее нормальное функционирование.

Исследование основано на изучении, наблюдении и участии в деятельности множества групп на протяжении девятнадцати лет, а также на руководстве работой групповых терапевтов и консультировании лидеров самых различных организаций. Сюда входит опыт свыше пяти тысяч изменяющихся ситуаций в армии, флоте и администрации по делам ветеранов, в больницах штата Калифорния, в исправительной системе этого штата, в муниципальных, окружных и частных агентствах, а также в Калифорнийском и Стэнфордском университетах. Большие возможности для наблюдений предоставляли также повседневная жизнь и участие в частной психиатрической практике, политике, спорте, религии, образовании, науке — наблюдения черпались и в суде, театре, в буфете и у лагерного костра. Идеи, представленные здесь, с самого первого своего опубликования обсуждались в основном в Сан-Франциско: в клинике душевного здоровья ветеранов, в больнице Маунт Сион, нейропсихиатрической клинике Лэнгли-Портер, Стэнфордской психиатрической клинике, в отделе исследований человека исследовательского центра Форт Орд, а также на Сан-Францисском семинаре по социальной психиатрии, где терапия лечебных групп исследовалась наиболее систематически.

В первой части создается модель группы, основанная на исторических и современных наблюдениях и иллюстрированная практическими приложениями. Во второй части в качестве примера анализируется одна группа — во всех подробностях единичного группового собрания. Третья часть рассматривает реального индивида как члена группы и организации, его проблемы, тревоги и действия в разных ситуациях, когда он сталкивается со сложностями личностных взаимоотношений. Эта часть основана на принципах трансакционного анализа, которые полнее рассматриваются в моей предыдущей книге «Трансакционный анализ в психиатрии». Четвертая часть включает сведения для группового терапевта и некоторые примеры из консультационной практики. Имеются также два приложения, одно — посвященное литературе по групповой динамике и другое — о классификации социальных агрегаций. Язык настолько прост, насколько позволяет характер работы.

Выживание группы и ее силы

Выживание группы

Самое главное в каждой группе — это сам факт ее существования. Группа, перестающая существовать, становится историческим явлением, как Древний Египет или Ассирия. Поэтому самая главная забота каждой здоровой группы — выжить как можно дольше, во всяком случае, до тех пор, пока не выполнена задача. Стандарты здоровья для группы, как и для организма, — долговечность, эффективность и способность к росту. И очевидно, что самый главный из этих стандартов — выживание.

Есть два вида влияний, которые могут угрожать существованию группы: разрушительные силы снаружи и дезорганизующие силы изнутри. Устранение этих угроз должно иметь приоритет перед всем остальным. Энергия, с которой отражаются эти угрозы, зависит от того, насколько сильно члены желают сохранить группу. Даже в спокойные времена большинство групп должно направлять часть своей энергии на поддержание порядка. Такой задачей нельзя пренебрегать сколько-нибудь долго, как показала забастовка полиции в Бостоне много лет назад. Таким образом, в борьбе группы за выживание следует учитывать три силы: внешние посягательства, внутреннее возбуждение и противостоящую им силу группы.

Сущность группы, то ее «бытие», которое должно быть сохранено, — это групповая структура. В некоторых случаях член будет сражаться за свою собственную частную структуру, за свои реальные или воображаемые личные взаимоотношения с лидером и за идеалы, которые, по его мнению, представляет лидер; хороший лидер заботится о том, чтобы эти мотивы укреплялись. Другие сражаются за сохранение индивидуальной структуры: чтобы спасти свои семейства и друзей или чтобы спасти королеву. Однако если группа выживает как эффективная сила, сохраниться должна не изменяемая частная структура и не расходуемая (в известных пределах) индивидуальная структура, а организационная структура.

В сущности, есть три типа выживания: идеологическое, физическое и эффективное.

Идеологически группа может существовать в сознании членов или их потомков долго после того, как перестала существовать в виде организованной силы в обществе. Земля Израиля много столетий существовала в виде такого идеологического представления, и Австро-Венгерская империя еще существует в сознании некоторых. Потенциальные возможности такого идеологического выживания демонстрируют случаи возрождения.

Физическое выживание группы необходимо, чтобы группа продолжала существовать. Так, [уничтоженная гитлеровцами чешская] деревня Лидице может выжить как идеологическое представление в сознании многих людей, но когда уничтожена индивидуальная структура, группа не может больше функционировать.

Тем не менее индивидуальная структура «расходуема» в очень большой степени. Даже государство, глубоко заинтересованное в благосостоянии отдельных граждан, готово пожертвовать некоторыми из них в час опасности, и они, в свою очередь, готовы к такой жертве. Аналогично государство пожертвует огромное количество ресурсов, чтобы выжить как организованная сила, перед угрозой извне или изнутри (как в гражданской войне).

Эффективное выживание группы измеряется ее способностью к организованной деятельности или борьбе.Конечно, в определенной степени оно зависит от идеологической и физической силы, но решающим фактором является организационная структура. Эффективная сила группы может быть доведена почти до нуля, если сама группа может быть уничтожена или если она с самого начала слаба. У евреев Восточной Европы была сильная и глубоко укоренившаяся идеология и большие человеческие ресурсы, но они были подавлены превосходящей организацией врагов.

Таким образом, существуют три варианта прекращения существования группы. Если слаба частная структура, группа может не выжить идеологически. Члены испытывают такую слабую потребность сохранить группу, что она просто разрушается от отсутствия объединяющих чувств — или любви, когда супруги расходятся. Группа распадается физически и перестает быть эффективной. Это называется разложением. Если уничтожена индивидуальная структура, как бы сильна ни была идеология, организационная структура группы не может действовать. Это называется уничтожением. Но даже если существует достаточно людей, желающих сохранить группу и готовых действовать для этого, если группа сохранилась физически и идеологически, — она может быть уничтожена эффективной силой путем уничтожения главной групповой структуры. Это называется разрушением. Поэтому обычная тактика при попытках устранить группу как эффективную силу: идеологическое нападение, которое вносит разложение (эрозию), физическое нападение, которое приносит частичное уничтожение (изнашивание), и, наконец, преодоление главных групповых границ, чтобы ликвидировать их (вторжение). Если разрушение происходит внезапно, оно может вызвать панику.

На практике главной заботой лидерства и аппарата является эффективное выживание группы, даже за счет ее идеологической и физической силы. Наиболее драматичная угроза эффективному существованию — война. Стратегическая цель войны — уничтожение главной групповой структуры; преодоление границы и захват столицы. Цель-либо захват власти, т. е. преодоление главной внутренней границы и смена лидерства путем вторжения и реорганизации, либо уничтожение групповой структуры — «чтобы у выживших не осталось ничего, кроме глаз, чтобы оплакивать поражение», как сформулировал один воинственный писатель.

Первый вариант был использован Соединенными Штатами в Японии после Второй мировой войны. После короткого периода реорганизации «Япония» снова возникла как эффективная сущность. С другой стороны, немцы использовали в Польше второй вариант; в результате возникла неорганизованная толпа, и группа больше не была способна к организованной работе. Группа была уничтожена как эффективная сила путем разрушения границ и дезорганизации структуры. И только много времени спустя «Польша» снова ожила, но с иной идеологией, с серьезно поврежденной физической структурой и ослабленной эффективностью.

Идеологические и физические войны — холодные и горячие, как их называют в наши дни, — это только средство. Гитлер «прикончил» Чехословакию, уничтожил ее как эффективную силу, проникнув в главную групповую структуру, хотя идеологическая эрозия была очень слаба и почти не было изнашивания физической силы. Австрию он вначале подверг эрозии, а потом «прикончил» почти без изнашивания. В случае с Польшей он вызвал вначале невыносимое изнашивание, прежде чем смог преодолеть главную внутреннюю границу.

В случае государства физическая карта и организационная структура более тесно связаны, чем во многих других случаях. Государственная граница — не только конституционный, но и географический предел, отделяющий членов от нечленов. Удар по государственной границе рассматривается как первый шаг в нападении на главную внутреннюю границу, т. е. на правительство. Таким нападениям противодействует сила, которая зависит от потребности лидерства и членства сохранить существование группы, ее организационную структуру вместе с как можно более полным сохранением индивидуальной структуры. Аппарат, который имеет дело с такими угрозами существованию группы, — это внешний аппарат, первым встречающий вторжение на внешней границе. Такая ситуация показана на рисунке на фрагменте А.

Групповые силы:
А. Внешний групповой процесс.
Б. Главный внутренний групповой процесс.
В. Второстепенный внутренний групповой процесс

Нападение на лидерство со стороны членства может быть представлено как нападение на главную внутреннюю границу без нарушения внешней границы. И опять, как в гражданской войне, такому нападению противодействует сила, которая зависит от потребности лидерства и сохранившего верность членства сберечь организационную структуру группы. Аппарат, имеющий дело с такими угрозами, — это внутренний аппарат. Такая простая революционная ситуация представлена на рисунке на фрагменте Б.

Третий тип угрозы возникает в результате конфликта между индивидуальными членами, индивидуальными компонентами или индивидуальными категориями, причем в конфликт непосредственно лидерство не вовлечено. Такая смута (интрига) нарушает нормальный ход работы и, если ее не остановить, может постепенно привести к дезорганизации всей группы. Гангстерские войны — повседневный пример опасной интриги, с которой групповые силы справляются при помощи внутреннего аппарата.

Таким образом, войны, революции и внутренние смуты есть три типа угроз, которые ставят в опасность организационную структуру и угрожают эффективному выживанию группы. Каждая из этих угроз вначале связана с разными границами. Войны начинаются на внешней границе, революции — на главной внутренней границе, интриги — на второстепенных внутренних границах.

Более тонкие ситуации, где не все так четко очерчено, как в случае вооруженного конфликта, можно понять при помощи изучения сущности группового аппарата. Групповой аппарат есть инструмент, который предназначен для поддержания организационной структуры группы. В случае чрезвычайного положения в этот аппарат может быть мобилизовано все членство. Если внешняя угроза велика, все остальные работы откладываются и все здоровые члены мобилизуются в армию. Аналогичная мобилизация происходит в случае серьезной внутренней угрозы, например гражданской войны. Внешний аппарат государства состоит главным образом из армии и дипломатического корпуса. Внутренний аппарат состоит из полиции и отдела морали.

Всякая неудача группы в поддержании существования, не ограниченного во времени или достаточно долгого для выполнения задачи, — это неудача группового аппарата. Либо угрожающие силы способны преодолеть даже самое сильное сопротивление верных членов, как при завоевании Польши или в гражданской войне в Испании, либо аппарат относительно слаб из-за дефицита объединяющих чувств, как в русской или турецкой революции. Во всяком случае, уничтожение группы означает, что ее аппарат оказался слабее противостоящих сил.

В каком-то смысле история, как обычно понимают это слово, — это попытки различных групп (не только государств) поддержать свое существование перед лицом внешней и внутренней угрозы. Или, если сформулировать по-другому, история — это действия групповых аппаратов: внешних, таких, как армии, флоты и дипломатический корпус, и внутренних, как дворцовая гвардия, полиция и силы контрреволюции.

Проблемы, связанные с выживанием группы, хорошо иллюстрируются как малыми группами, так и государствами. В психотерапевтической группе лидер функционирует как собственный аппарат, обеспечивая порядок и выживание группы. Аналогично домохозяйке приходится иметь дело с внешним миром и держать детей в порядке, если она хочет, чтобы в ее семье все было благополучно.

Силы группы

Чтобы иметь возможность избрать верные методы для укрепления «расшатанной» (неэффективной) группы, нужно дать названия трем силам, от которых зависит эффективное выживание групп.

Внешние силы, которые в каждый данный момент грозят разрушить группу, составляют внешнее давление. Сюда включаются все силы, которые не исходят от членов и которые угрожают нарушить групповое пространство. Тайфуны, термиты, торпеды, эпидемия тифа и приказы высшей власти — все это с точки зрения групповой динамики можно рассматривать совокупно, поскольку со всеми этими угрозами имеет дело внешний аппарат. Успех внешнего давления приводит к фатальной эрозии, ослаблению (изнашиванию) или вторжению. Заметный «оборонительный» успех внешнего аппарата становится частью победоносной истории группы.

Внутреннее возбуждение (брожение) возникает в результате действий членов, которые стремятся дезорганизовать группу в соответствии со своими индивидуальными склонностями и интересами. Противодействующий этому успех внутреннего аппарата приводит к изменению внутренней групповой структуры, а концентрированные усилия многих индивидуальных устремлений могут привести к полной революции. Целеустремленная группа с преступными намерениями может взять верх над властями целого государства или города и преобразовать структуру в соответствии со своими замыслами — как партия с революционными устремлениями может начать гражданскую войну. С внутренним возбуждением должен справиться полицейский отдел внутреннего аппарата.

Сила, противостоящая давлению и возбуждению, исходит из потребности верных членов к сохранению упорядоченного существования группы и называется групповой сплоченностью. Термин в данном случае используется в более специальном (операционном) смысле, чем обычно. Подлинным испытанием групповой сплоченности является ее способность устоять перед лицом оппозиции, т. е. преодолевать внешнее давление и внутреннее возбуждение. Успешный исход укрепляет группу идеологически; неудача может означать конец жизни группы. Задача отдела морали внутреннего группового аппарата — усиливать сплоченность и мобилизовать членов в случае необходимости.

Все эти три силы, встречающиеся на границах главной групповой структуры, показаны на рисунке.

Карточка №123

Последние изменения: 5 апреля 2017

Поделиться
Отправить