Раздел «Дизайн»

Смысл дизайна


Книга Пола Рэнда

«Дизайн: форма и хаос»

Каждый раз, когда я читаю эту книгу, а потом спустя несколько месяцев полностью все забываю (так уж у меня заведено), со мной остается лишь послевкусие: я помню, что в ней детально объяснялось, почему дизайн — та самая невообразимо прекрасная штука, к которой очень хочется продолжать иметь отношение.

Книга добавлена 20 августа 2013 под номером 13

Книга Адриана Форти

«Объекты желания»

Из аннотации издателя:

В книге «Объекты желания» Адриан Форти проводит историческое исследование дизайна и его значения в обществе. На примерах из самых разных областей человеческой жизнедеятельности он наглядно демонстрирует, что внешний вид и устройство окружающих нас вещей нельзя рассматривать только лишь как плод дарования и фантазии дизайнера — дизайн появляется под влиянием сложных социальных процессов, неразрывно связан с экономикой производства, а порой и с государственной политикой.

Книга добавлена 20 декабря 2013 под номером 32

Книга Виктора Папанека

«Дизайн для реального мира»

Из аннотации издателя:

Книга всемирно известного американского дизайнера и педагога о задачах и роли дизайнера в современном мире, об этике дизайна, о новых принципах и методах проектирования, о дизайне как универсальном виде человеческой деятельности, интегрирующем в себе самые разные знания, а также о новой системе подготовки дизайнеров.

О необходимой широте знаний дизайнера в разных дисциплинах

На простом примере можно показать, что дизайнеру нужны не просто задатки хорошего вкуса. Несколько лет назад в тех районах Юго-Восточной Азии, где обычно для вспашки Земли пользуются рогатиной с привязанным к ней камнем, был разработан, запущен в производство и распродан новый дешевый плуг. Через несколько лет обнаружилось, что плугами не пользуются — они ржавели без дела. По религиозным поверьям местных жителей, металл оскорбляет мать-землю, и почва «болеет» Я порекомендовал обмакнуть плуги в пластическую массу типа нейлон-60. Так как пластмасса не оскорбляла ни народ, ни мать-землю, плугами в конце концов начали пользоваться.

Какова мораль этой истории? Первоначальную ошибку в дизайне мог бы предотвратить междисциплинарный дизайнерский коллектив, включающий антропологов, инженеров, биологов и психологов. Или пример из более сложной практики современной архитектуры. При проектировании концертного зала в Линкольн-центре можно было бы избежать сухого, резкого звука и увеличить количество мест, если бы в дизайнерскую группу вошли музыковеды и завсегдатаи концертов (см.: Уильям Снейт «Синдром концертного зала»). Инженеры по акустике и архитекторы слишком увлеклись уровнями децибелов и стоимостью квадратного фута площади и не смогли подумать о слушателях.

Карточка 72

Книга добавлена 1 января 2010 под номером 12

Книга Артемия Лебедева

«Ководство»

Коллекция околодизайнерских предрассудков — и просматривать ее интересно настолько, насколько вы этими предрассудками набиты.

* * *

Про «Ководство» в виде книги я сказать не могу ничего, потому что читал его не за один раз книгой, а несколько лет на сайте по мере выхода свежих параграфов.

И похоже, что это было то «Ководство», которого мне сейчас уже не застать.

Параграф 147 «Ководства» сейчас


Не застать потому, что даже если откопать в вебархиве еще ту, самую раннюю версию, не подвергнутую переработке и не почищенную от быстропортящихся параграфов, то даже в ней уже не найти трех важных лично для меня вещей.

Книга добавлена 1 января 1998 под номером 19

Дизайн в городах


Книга Кевина Линча

«Образ города»

Из вступления

Задача автора книги — рассмотреть визуальные качества американских городов, исследовав тот мысленный образ города, которым располагают его жители. Особое внимание мы сосредоточим на одном визуальном качестве — очевидной ясности, или читаемости, городского ландшафта, понимая под этим лёгкость, с которой части города распознаются и складываются в упорядоченную картину. Читаемым городом мы назовем такой, в котором районы, ориентиры или пути легко определяются и легко группируются в целостную картину.

Цель книги — отстоять взгляд, согласно которому читаемость имеет ключевое значение в сложении города, и показать, как эту концепцию можно было бы использовать сейчас в перестройке наших городов. Эта работа — попытка найти некоторые идеи и предложить способы их проверки и развития. Поэтому тон книги размышляющий и, пожалуй, несколько безответственный, сочетающий колебание и твердую уверенность. В первой главе развертываются некоторые основные идеи, в последующих главах рассмотрено их приложение на материале нескольких американских городов и результирующие следствия для проектирования городов.

Хотя ясность, или читаемость, никоим образом не единственная важная особенность прекрасного города, при размышлении об окружении, обладающем городским масштабом величин, времени и сложности, она приобретает особое значение. Чтобы постичь это, необходимо понять город не просто как «вещь в себе», но как город, воспринимаемый его обитателями.

Книга добавлена 23 сентября 2016 под номером 111

Книга Джейн Джекобс

«Смерть и жизнь больших американских городов»

Если вы занимаетесь работой, связанной с устройством жизни людей в городах, то вот книга, которая поможет понять, почему хорошие городские районы — хорошие, и как из них получаются районы плохие. Лично я читаю ее порциями по пять-шесть страниц за раз, потом мозг уходит в оверлоад; книжка прямо заставляет меня умнеть.

Категорически рекомендую навигационным дизайнерам.

Из аннотации издателя:

Написанная 50 лет назад, книга Джейн Джекобс «Смерть и жизнь больших американских городов» уже давно стала классической, но до сих пор не утратила своего революционного значения в истории осмысления города и городской жизни. Именно здесь впервые были последовательно сформулированы аргументы против городского планирования, руководствующегося абстрактными идеями и игнорирующего повседневную жизнь горожан. По мнению Джекобс, живой и разнообразный город, основанный на спонтанном порядке и различных механизмах саморегулирования, во всех отношениях куда более пригоден для жизни, чем реализация любой градостроительной теории, сколь бы продуманной и рациональной она не выглядела.

Книга добавлена 15 апреля 2014 под номером 3

Книга Кристофера Александера

«Язык шаблонов. Города. Здания. Строительство»

Книга добавлена 10 июля 2016 под номером 114

Книга Департамента транспорта Нью-Йорка

«Руководство по проектированию улиц Нью-Йорка»

Хороший пример краткого руководства, «заточенного» на постоянное обновление отдельных частей.

Электронная версия лежит на сайте Департамента транспорта Нью-Йорка.

Книга добавлена 4 мая 2014 под номером 67

Визуальное восприятие


Книга Рудольфа Арнхейма

«Искусство и визуальное восприятие»

Введение

Может показаться, что искусству угрожает опасность потонуть в море разговоров о нем. Слишком редко нас балуют новым произведением, к которому мы отнеслись бы как к подлинному искусству. Однако целый поток статей, книг, диссертаций, докладов, лекций, различного рода руководств с готовностью расскажут нам, что такое искусство и что таковым не является; что в когда было кем-то сделано, почему и в результате чего это сделано. Нас преследует видение небольшого изящного тельца, анатомированного толпой любителей оперировать и анализировать. И мы вынуждены предположить, что в наше время искусство — это что-то неопределенное, так как слишком уж много говорится и думается о нем.

Вероятно, такой диагноз является поверхностным. Однако бесспорно, что положение дел в искусстве для большинства из нас кажется неудовлетворительным. Причина этого заключается в том, что мы являемся наследниками такой ситуации, которая не только не благоприятствует развитию искусства, но и, напротив, порождает неправильные суждения о нем. Наши идеи и опыт имеют тенденцию быть общими, но неглубокими или, наоборот, глубокими, но не общими. Мы отрицаем дар понимания вещей, который дается нам нашими чувствами. В результате теоретическое осмысление процeсса восприятия отделилась от самого восприятия и наша мысль движется в абстракции. Наши глаза превратились в простой инструмент измерения и опознавания — отсюда недостаток идей, которые могут быть выражены в образах, а также неумение понять смысл того, что мы видим. Естественно, что в этой ситуации мы чувствуем себя потерянными среди предметов, которые предназначены для непосредственного восприятия. Поэтому мы обращаемся к более испытанному средству — к помощи слов.

Данная книга имеет целью исследовать некоторые особенности зрительного восприятия и тем самым помочь научиться управлять им. Насколько я себя помню, я всегда занимался искусством: изучал его природу и историю, практическую художественную деятельность, тренировал свой глаз и руку, старался вращаться в среде художников, искусствоведов и преподавателей искусства. Этот интерес к искусству подкреплялся еще и моими исследованиями в области психологии. Всякий зрительный процесс является областью исследования психолога, но никто еще не разбирал процессы творчества или же вопросы художественной практики, не привлекая на помощь психологию. (Под психологией я подразумеваю науку о человеческом разуме во всех его проявлениях, а не только ограниченное занятие проблемами, связанными с человеческими «эмоциями».) Одни эстетики и искусствоведы используют работы по психологии, чтобы иметь некоторые преимущества перед остальными теоретиками искусства. Другие же не понимают или не хотят признать, что они также неизбежно пользуются психологией, но такими теоретическими концепциями, которые являются либо «доморощенными», либо устаревшими и поэтому в большинстве своем оказываются гораздо ниже уровня современного знания. По этой причине я стараюсь применять для изучения искусства методы и достижения современной психологии.

Об определении мотивации

По аналогии с этим психологи определили понятие мотивации как «отсутствие равновесия в организме, который стремится к его восстановлению».

Введение этого принципа, несомненно, представляет собой большое достижение. В то же время его одностороннее применение приводит к чрезвычайно статичному толкованию мотивации. Организм понимается как что-то подобное пруду со стоячей водой, который приходит в движение только тогда, когда молчаливое спокойствие поверхности водной глади нарушается падением брошенного в него булыжника. Прекращение же движения уподобляется восстановлению спокойствия водной поверхности. Фрейд сделал наиболее крайние выводы из этого взгляда. Он описывал основные человеческие инстинкты как выражение консервативности живой материи, как внутренне присущую тенденцию возвращаться к прежнему состоянию. Фрейд говорил об основополагающем значении «инстинкта смерти», о стремлении вернуться к неорганическому существованию. Согласно принципу экономии, выдвинутому Фрейдом, человек стремится тратить как можно меньше своей энергии. Иными словами, человек ленив по своей природе.

В противоположность данной точке зрения можно указать, что человеческое существо, не страдающее физической или умственной неполноценностью, видит свое призвание не в пассивности, а в действии, движении, изменении, росте, продвижении вперед, производстве, творчестве, исследовании. Нет никакого оправдания странной идеи, что жизнь заключается в попытках покончить с собой как можно скорее. В действительности же основная характеристика организма состоит в том, что он выпадает из биологических закономерностей природы, так как, постоянно заимствуя новую энергию из окружающей среды, организм человека упорно борется против всеобщего закона энтропии.

Карточка 63

Об асимметрии правого и левого

Трудная проблема возникает в связи с асимметрией правого и левого. Я затрону этот вопрос лишь в связи с психологией зрительного равновесия. Один из историков искусства, Г. Вёльфлин, обратил внимание на тот факт, что если картина отражается в зеркале, то меняется не только ее внешний вид, но и теряется ее значение. Вёльфлин считал, что это происходит вследствие обычного «чтения» картины слева направо, а при перевертывании картины последовательность ее восприятия изменяется. Вёльфлин заметил, что направление диагонали, идущей от левого нижнего угла в верхний правый, воспринимается как восходящее и набирающее высоту, направление же другой диагонали представляется нисходящим. Любой изображаемый предмет выглядит тяжелее, если он находится в правой стороне картины. Например, если фигуру монаха в картине Рафаэля «Сикстинская мадонна» посредством инверсии переставить с левой стороны направо, то она становится настолько тяжелой, что композиция в целом опрокидывается.



Мерседес Гаффрон продолжила это исследование. В своей книге, детально анализируя работы Рембрандта, она пыталась показать, что его офорты обнаруживают свое истинное значение только в том случае, если зритель смотрит на них как на гравировальные доски, а не как на привычные для нас перевернутые иллюстрации. Согласно Гаффрон, зритель воспринимает рисунок, как если бы он свое внимание сосредоточил на левой стороне рисунка. Субъективно он отождествляет себя с левой стороной, и все, что появляется в этой части картины, имеет большое значение. Это положение согласуется с выводами, к которым пришел Александр Дин, исследуя так называемое сценическое пространство в театре. Он говорит, что, как только подымается занавес в начале акта, зрители начинают смотреть в левую сторону сцены. Левая сторона сцены считается более сильной. В группе из двух или трёх актеров тот, кто стоит с левой стороны, будет в данной сцене доминировать.

Очевидно, когда зритель привыкает смотреть в левую сторону, то в этой стороне картины возникает второй, асимметричный центр. Точно так же как и центр рамки, этот субъективный центр будет иметь свое значение и, как можно ожидать, будет соответственно влиять на композицию. В результате между двумя конкурирующими центрами создаются контрапунктические отношения.

Так же как пространство вокруг центра рамки картины, пространство вокруг субъективного центра слева может обладать большим весом. Именно поэтому тяжелая фигура монаха, расположенная слева, не нарушает равновесия композиции в целом. Как только фигура монаха начинает двигаться вправо, по отношению к обоим центрам вступает в силу «эффект рычага». Фигура монаха становится тяжелой, и это, следовательно, бросается в глаза. Существует любопытное различие между «важным» и «центральным» слева и «тяжелым» и «бросающимся в глаза» справа. В распятии Грюневальда, выполненном им для Изенгеймского алтаря, группа, состоящая из девы Марии и странствующего проповедника, находящихся слева, обладает значением благодаря близости к фигуре Христа, расположенной в центре, тогда как Иоанн Креститель, стоящий справа, привлекает внимание зрителя к сцене, на которую он указывает своим жестом.

Если актер выйдет на сцену справа, его замечают немедленно, но, если он не занял положения в центре, фокус действия находится слева. В традиционной английской пантомиме сказочная Королева, с которой, как полагается, отождествляет себя публика, всегда появляется с левой стороны, тогда как злой Король всегда приходит с противоположной стороны, то есть для зрителя с правой.

В конце своего исследования Вёльфлин напоминает своим читателям, что он только описал все эти явления, связанные с право и левосторонней инверсией, но не объяснил их. Он добавляет: «Очевидно, эти явления имеют глубокие корни — корни, которые простираются к самим основаниям природы наших чувств». В настоящее время наиболее общее объяснение этого психологического явления дается лишь эмпирически. «Прочтение» картины слева направо — это привычка, перенесенная по аналогии с чтения книги.

Данное явление Гаффрон связывает с доминированием левого полушария коры головного мозга, в котором, если только человек не «левша», содержатся высшие мозговые центры — речи, чтения и письма. Если это доминирование в равной степени относится и к левому визуальному центру, то это означает, «что более активно нами осознаются зрительно воспринимаемые данные, которые воспринимаются в пределах правого визуального поля». Вид справа является более отчетливым, поэтому именно в данной области происходит восприятие наиболее выделяющихся из окружающей среды предметов. Внимание к тому, что происходит слева, компенсирует чувство асимметрии, а глаз спонтанно передвигается от места, впервые привлекшего наше внимание, к пространству наиболее отчетливого восприятия. Такова в настоящее время гипотетическая точка зрения.

Карточка 64

О том, как подобные формы связываются визуально

[...] Согласующиеся формы [могут] вызывать связи, обладающие беспредельно большими интервалами, пока данные части будут служить признаком общей зрительной модели.

В [этом] изображении у наблюдателя появляется стремление увидеть скорее окружность и больших размеров крест, чем четыре независимых маленьких крестика. Пустые интервалы между криволинейными отрезками мысленно заполняются нами, объединяются вместе и достраиваются затем до полной окружности. Впрочем, то же самое происходит и в отношении прямых линий.

[...]

Характерные различия оказываются наиболее явными, когда другие факторы остаются неизменными. На картине Ван Гога, изображающей его спальню, показаны два стула примерно одинакового цвета, формы и одинаково расположенные.

В этом случае различие в размере, которое создает эффект глубины, выступает более наглядно, чем в случае, когда два объекта различались бы и по форме, и по цветовой окраске, потому что принцип подобия побуждает человека соотнести, сравнить их и обнаружить тем самым их различие.

Сходство и различие всегда относительны. Вопрос «насколько похожи эти два объекта?» является бессмысленным до тех пор, пока ничего не говорится о контексте, в котором находятся эти объекты. Треугольник и квадрат непохожи друг на друга. Но когда треугольник и окружность, нарисованные ребенком с его стремлением рисовать отдельными блоками, смотрятся лежащими на правильной, аккуратной лужайке, они очень похожи. Две монахини, гуляющие по оживленной улице, выглядят поразительно схожими, но если их рассматривать по отдельности, то на передний план выдвинутся индивидуальные различия. Фотографы знают, что подобие месторасположения — вещь относительная. На маленькой фотографии два человека будут выглядеть гораздо дальше удаленными друг от друга, чем это есть на самом деле, так как по отношению к более узкому пространству фотографии расстояние между ними увеличивается.

Карточка 89

Книга добавлена 6 января 2017 под номером 82

Книга Владимира Кричевского

«Типографика в терминах и образах»

Книга добавлена 1 января 2002 под номером 2

Книга Стивена Хеллера и Сеймура Чваста

«Эволюция графических стилей. От викторианской эпохи до нового века»

Книга добавлена 8 июля 2016 под номером 115

Книга Яна Чихольда

«Облик книги. Избранные статьи о книжном оформлении и типографике»

Из аннотации издателя:

Ян Чихольд (1902–1974) — известный европейский типограф. Мало кто из пишущих о типографике и эстетике книги (а таких людей вообще не много) способен высказать свою точку зрения и поделиться опытом с такой ясностью и определенностью, как Чихольд. Более сорока лет он работал в книжном деле. Начав с разрушения устаревших идей, он многого добился и обучил несколько поколений художников книги. Сам Чихольд спроектировал огромное количество швейцарских и английских изданий.

«Облик книги» объединяет важнейшие эссе Чихольда — сюда не вошли только те статьи, в которых Чихольд выступал против временных заблуждений в типографике. Сборник помогает понять, почему столь многие книги выглядят уродливо, и по-настоящему оценить редкие, поистине прекрасно выполненные издания. Поэтому он будет интересен типографам, издателям и дизайнерам, а также всем читателям, любящим книгу.

Книга добавлена 1 января 2010 под номером 31

Книга Герца Франка

«Карта Птолемея. Записки кинодокументалиста»

Книга добавлена 18 февраля 2016 под номером 106

Дизайн смотрит на тело


Книга Уэсли Вудсона и Дональда Коновера

«Справочник по инженерной психологии для инженеров и художников-конструкторов»

Переводное название вводит в заблуждение; на самом деле книга — руководство по эргономическому проектированию для военных. Впрочем, военные — те же люди: им так же, как и всем остальным, приходится жать на кнопки, узнавать цифры, сидеть за столами, подниматься по ступенькам и работать с интерфейсами. Так что книгу стоит пролистать как интерфейсному, так и промышленному дизайнеру — велика вероятность, что она пропишется в рабочей библиотеке, несмотря на лохматый год издания.

Пока пролистывал справочник, все время приходилось делать в голове поправку на желтую бумагу и оформление в стиле «для тех, кому за 50» (сейчас посмотрел — так и есть, книга 1965 года). Восприятие все время играет где-то в районе подсознания мелодию «справочник наверняка устарел». Но мы-то знаем, чего на самом деле стоит оценка восприятия.

Карточка 50

Книга добавлена 8 марта 2016 под номером 75

Книга Алана Купера

«Психбольница в руках пациентов»

Из аннотации издателя:

Наши телефоны, фотокамеры, автомобили — все, что нас окружает, автоматизируется, программируется, создается людьми, которые, стремясь получить выгоду от применения микросхем, уклонились от своей прямой обязанности — делать эти продукты простыми в применении... Разработчики программ, устройств и технологий думают не так, как мы. Облеченные полномочиями исполнительные лица ни на что не влияют в мире высоких технологий — здесь всем заправляют инженеры. Мы разрешили пациентам завладеть психбольницей.

...программированию должно предшествовать проектирование взаимодействия с пользователем.

Когнитивное сопротивление

Едва выйдя из индустриальной эры, мы стоим на пороге информационной и держим в руках устаревшие инструменты. В индустриальную эру инженеры справлялись с решением каждой новой проблемы. Работая со сталью и бетоном, они создавали мосты, автомобили, небоскребы и межпланетные ракеты, которые работали хорошо и удовлетворяли своих пользователей. Вступая в информационную эру, мы все больше работаем с программным обеспечением и снова привлекаем лучших инженеров для решения задач. Но теперь все идет не так хорошо. Компьютеры быстры и мощны, программы в целом надежны, однако мы неожиданно столкнулись с фактом существования раздраженных, неудовлетворенных, несчастных и непродуктивных пользователей.

Сегодняшние инженеры не менее талантливы, чем всегда, поэтому я делаю вывод, что они впервые столкнулись с проблемой, которая качественно отличается от всех проблем индустриальной эры. Ведь в противном случае их прежние инструменты работали бы все так же хорошо. За неимением лучшего термина, я назвал эту новую проблему «когнитивным сопротивлением». Это сопротивление, с которым сталкивается человеческий интеллект, пытаясь разобраться в сложной системе правил, изменяющихся динамически. Взаимодействие с программами имеет высокий показатель когнитивного сопротивления. Взаимодействие с физическими устройствами, пусть даже сложными, как правило, вызывает более низкое сопротивление, потому что механические устройства обычно имеют ограниченное количество состояний в сравнении с количеством внешних воздействий.

Игра на скрипке крайне трудна, однако имеет низкий коэффициент когнитивного сопротивления, поскольку — несмотря на сложность в обращении и изощренность приемов игры — скрипка ни при каких обстоятельствах не входит в «мета»-состояние, в котором звучит, как, скажем, труба или колокольчик. Поведение скрипки всегда предсказуемо, хотя и сложно, и подчиняется физическим законам, несмотря на сложность в обращении. Напротив, микроволновая печь обладает высоким коэффициентом когнитивного сопротивления, потому что десять нумерованных кнопок на панели управления могут существовать в двух контекстах, или режимах. В одном режиме они контролируют интенсивность излучения, а в другом — длительность обработки. Такое серьезное изменение, наряду с отсутствием сенсорной обратной связи, указывающей на изменение состояния печи, и дает в результате высокое когнитивное сопротивление.

Карточка 112

Книга добавлена 1 января 2009 под номером 43

Книга Дональда Нормана

«Дизайн привычных вещей»

Предисловие

Эту книгу я хотел написать давно, но не осознавал этого. Многие годы я допускал ошибки, проходя через двери, открывая водопроводные краны, пользуясь повседневными вещами. «Это я виноват, — мямлил я. — Это все моя техническая некомпетентность». Но, начав изучать психологию и наблюдать за поведением окружающих, я заметил, что я не один. У других возникали те же проблемы, что и у меня. И все, казалось, винили в них только себя. Мог ли целый мир быть технически некомпетентным?

Понемногу я начал понимать, в чем дело. Научные исследования привели меня к изучению человеческих ошибок и несчастных случаев на производстве. Я обнаружил, что мы не всегда неповоротливы. И не всегда ошибаемся. Но все-таки ошибаемся, когда используем предметы, о которых мало знаем и которые отличаются плохим дизайном. Тем не менее мы все еще считаем человеческую ошибку причиной всех бед человечества. Разбился пассажирский самолет? «Ошибка пилота», — читаем в отчете. Взорвалась Чернобыльская атомная электростанция? «Ошибка диспетчера», — пишут газеты. Столкнулись два корабля? «Ошибка капитана», — говорят официальные лица. Однако после тщательного анализа подобных происшествий обычно дается другая оценка. Ответственность за катастрофу на известной американской электростанции Three Miles Island возложили на диспетчеров, которые сделали ошибочные выводы о неисправности системы. Но было ли это их ошибкой? Как вам сама фраза: «сделали ошибочные выводы о неисправности»?

Она подразумевает, что неисправности (серьезные механические повреждения) действительно были. Тогда почему причиной сбоя не назвали поломку оборудования? Теперь об ошибочных выводах. Что помешало диспетчерам заметить проблему? А может, у диспетчеров не было необходимых инструментов и они делали все в соответствии с правилами? А что вы скажете по поводу предохранительного клапана, который не закрывался, хотя диспетчер нажал нужную кнопку и даже загорелся соответствующий огонек? Почему диспетчера обвинили в том, что он не проверил показания еще двух приборов (один из которых находился на задней части панели управления) и не установил наличие неполадки? (В действительности он проверил один из них.) Человеческая ошибка? А мне кажется, что это неполадка оборудования и серьезная ошибка дизайнера.

Так в чем же причина моего неумения пользоваться обычными вещами? Ведь у меня не возникает проблем с достаточно сложной техникой: компьютерами, электроникой и лабораторным оборудованием. Почему у меня появляются трудности с дверьми, выключателями и водопроводными кранами? Как же так получается, что я работаю с компьютерной системой стоимостью в несколько миллионов долларов и не могу справиться со своим холодильником? Обвиняя себя, мы не замечаем настоящего виновника — ошибочный дизайн. В результате миллионы людей считают себя технически бездарными. Пришла пора перемен.

Вот поэтому и появилась книга «Психология привычных вещей». Этот труд — результат моих разочарований, вызванных неумелым использованием повседневных вещей, и расширяющихся знаний по практической и когнитивной психологии. Сочетание опыта и знаний сделало появление книги возможным и даже необходимым, по крайней мере для меня и моего благополучия.

Я передаю ее вам: отчасти полемическую, отчасти научно обоснованную; отчасти веселую, отчасти серьезную.

Из предисловия ко второму изданию. «Двери Нормана».

«Я только что нашел дверь Нормана. Ее и правда трудно открыть».

Я стал известным благодаря труднооткрываемым дверям, малопонятным выключателям и душевым кранам. Практически все, что создает ненужные проблемы, некоторые журналисты называют в мою честь «вещами Нормана»: двери Нормана, выключатели Нормана, водопроводные краны Нормана.

Это не совсем то, к чему я стремился, когда начинал писать книгу. Я хотел с помощью своих идей выступить в поддержку хорошего дизайна вещей, которыми мы могли бы пользоваться с улыбкой на лице. Без толстенных инструкций и посторонней помощи. Увы. Годами я изучал особенности человеческого мозга, памяти, внимания, способности к обучению и контроля движений — и только для того, чтобы меня вспоминали при виде плохих дверей.

И все же я добился своего. Слишком много вещей в нашем мире разрабатывают, выпускают и навязывают нам без понимания или даже заботы о том, как мы будем ими пользоваться. Определение «дверь Нормана» указывает на упущения со стороны дизайнера, что я и старался показать в книге. Я радуюсь письмам, которые получаю и в которых нахожу новые примеры. Радуюсь появлению прекрасных вещей.

Радуюсь тому, что многие дизайнеры требуют от своих подчиненных, чтобы те прочитали «Дизайн привычных вещей». Эта книга стала популярной. Поэтому показывайте мне больше «вещей Нормана»: дверей, водопроводных кранов, упаковок для продуктов, которые можно открыть только зубами. Показывайте больше таких автомагнитол, как та, что установлена в моей машине: с рядами крошечных одинаковых кнопок, по которым трудно попасть во время езды.

Эти проблемы могут показаться банальными, но именно они часто определяют разницу между радостью и огорчением. Принципы, которые определяют качество работы простых и привычных вещей, подходят и для сложных систем, включая и те, в которых на карту поставлены человеческие жизни. Вину за бóльшую часть катастроф приписывают человеческой ошибке, которая почти в 100% случаев была результатом плохого дизайна. Принципы, на которых должен основываться качественный, удобный дизайн, не просто облегчают эксплуатацию — они могут спасти человеческие жизни.

Книга добавлена 31 декабря 2015 под номером 71

Книга Пако Андерхилла

«Почему мы покупаем, или Как заставить покупать»

Из аннотации издателя:

Книга «Почему мы покупаем» основана на данных, которые были собраны в результате длительных наблюдений за покупателями в торговых центрах, универмагах и супермаркетах Америки. Пако Андерхилл, названный газетой San Francisco Chronicle «Шерлоком Холмсом мира торговли», обнажает на страницах своей книги борьбу, которую ведут между собой продавцы, специалисты по маркетингу и все более компетентные покупатели за право контролировать ситуацию в торговле.

Пытаясь выяснить, что движет современными потребителями, Андерхилл разъясняет многие феномены торговли, которые часто остаются незамеченными как для покупателей, так и для продавцов. Вот некоторые из них:

— как удачно поставленная корзинка может значительно повысить уровень продаж;

— что представляет собой феномен «прикосновение сзади» и как он влияет на эффективность работы магазина;

— как работающие женщины способствовали изменению дизайна супермаркетов;

— какой тип рекламы и упаковки продукции может превратить посетителя магазина в реального покупателя.

Книга добавлена 1 января 2010 под номером 40

Книга Джефа Раскина

«Интерфейс: новые направления в проектировании компьютерных систем»

Рассказ про то, как люди видят интерфейсы, воспринимают их и взаимодействуют с ними, про дизайн-мифы и про то, как надо оценивать удобство интерфейсов (а если вы из ребят, делающих стойку на сложные слова, то ловите слово «когнетика»). Издана в двухтысячном году, но до сих пор свежа, и похоже, не устареет еще лет сто.

О ненужности адаптивного интерфейса и разделения пользователей на новичков и экспертов

…хорошо разработанный, человекоориентированный интерфейс совсем не требует разделения на подсистемы для новичков и экспертов.

Конечно, это не значит, что интерфейс не может быть разделен на такие части. Однако если вы разрабатываете интерфейс и у вас возник соблазн создать комбинации клавиш специально для опытных пользователей, подумайте, не следует ли вместо этого переработать существующий метод так, чтобы его механизм мог подойти под требования всех пользователей.

… Очень легко попасть в ловушку идеи разработки разных интерфейсов для разных классов пользователей, потому что она чревата слишком большими обобщениями, которые могут привести к ложному упрощению процесса разработки.

Карточка 28

О монотонности интерфейсов

…Однажды во время одного из длинных авиаперелетов нам пришлось приземлиться из-за плохой погоды. Пока мы ждали ее улучшения, я прошел в кабину пилотов, где смог изучить устройство автопилота. В нем имелось не менее пяти способов для ввода координат и столько же способов для включения большинства его функций. Когда я спросил пилота о причинах такой избыточности, она ответила, что автопилот сделан таким образом, чтобы функционально быть как можно более подобным автопилотам на других самолетах, на которых пилоты могли изучать данный прибор и тем самым избежать необходимости переучивания.

Карточка 29

Об интерфейсной модели «существительное-глагол»

Большой класс команд предусматривает применение некоторого действия к некоторому объекту. Например, при использовании текстового процессора вы можете выбрать какой-то абзац и изменить его шрифт. В этом случае объектом является абзац, а действием — выбор нового шрифта, при этом в интерфейсе могут использоваться две последовательности: либо (1) сначала выбор глагола (изменить шрифт), а затем выделение существительного (абзац); либо (2) сначала существительное, а потом глагол.

Карточка 33

О квазирежиме в интерфейсе

Использование клавиши «Caps Lock» для набора заглавных букв существенно отличается от удерживания клавиши «Shift» для той же цели. Первый случай устанавливает режим, второй — нет. Ряд экспериментов, проведенных в университете г. Торонто, подтвердил, что удерживание кнопки в нажатом состоянии, нажатие на ножную педаль или любая другая форма физического удерживания интерфейса в определенном состоянии не приводит к возникновению модальных ошибок (Sellen, Kurtenbach и Buxton, 1992). Другие исследования показали, что в основе этого феномена лежат нейрофизиологические причины.

Карточка 34

Об адаптивном меню Ашлара

В не­кото­рых ме­ню или па­лит­рах са­мый ис­поль­зу­емый эле­мент или тот, ко­торый был ис­поль­зо­ван пос­ледний раз, по­меща­ет­ся на­верх, что яв­ля­ет­ся прос­тым при­мером адап­тивно­го ме­ню или адап­тивной па­лит­ры. Ме­ню или па­лит­ра де­ла­ют­ся адап­тивны­ми ис­хо­дя из то­го пред­по­ложе­ния, что ес­ли ос­тавлять час­то ис­поль­зу­емый эле­мент на ви­ду, без не­об­хо­димос­ти по­ис­ка его в ме­ню, то это мо­жет ус­ко­рить ра­боту поль­зо­вате­ля. Здесь по­лез­но срав­нить два ме­тода. В пер­вом ме­тоде выб­ранный эле­мент уби­ра­ет­ся из об­ще­го спис­ка и по­меща­ет­ся в ос­новную па­лит­ру или ме­ню. Во вто­ром ме­тоде выб­ранный эле­мент ко­пиру­ет­ся в ос­новную па­лит­ру или ме­ню:

Выд­ви­га­юща­яся па­лит­ра Аш­ла­ра. Об­ра­тите вни­мание на то, что пер­вый эле­мент из выд­ви­га­ющей­ся груп­пы дуб­ли­ру­ет­ся в ос­новном ме­ню, по­это­му все эле­мен­ты, груп­пы ос­та­ют­ся в од­ном и том же по­ряд­ке, что поз­во­ля­ет сде­лать их ис­поль­зо­вание ав­то­матич­ным

По­нача­лу пер­вый ме­тод ка­жет­ся луч­ше, по­тому что в спис­ке ос­та­ет­ся на один эле­мент мень­ше, сле­дова­тель­но, поль­зо­вате­лю при­дет­ся сде­лать на один вы­бор мень­ше, а мес­та на эк­ра­не ста­новит­ся боль­ше.

Карточка 35

О правильном отношении интерфейса к данным, введенным человеком

Ваше время бесценно, ваша работа священна.

Я приучился часто сохранять проделанную работу, чтобы даже в случае системного сбоя не потерять большую часть своего труда. В конце каждого абзаца или даже после нескольких предложений я при помощи сочетания клавиш вызываю команду сохранения. Эта команда создает копию текста на диске, где он может оставаться относительно защищенным от потери в случае сбоя. Приблизительно каждый час я создаю резервную копию своей работы с помощью энергонезависимого запоминающего устройства, которое может быть физически извлечено из компьютера и таким образом защищено от любых неожиданностей в его работе. Кроме того, каждую неделю я сохраняю резервную копию всей системы на внешнем диске. Это не значит, что я параноик, – я всего лишь считаю, что такой подход практичен. Однако необходимости во всех этих сложных процедурах не должно возникать. Система должна рассматривать все данные, вводимые пользователем, как бесценные.

Карточка 84

Об определении человекоориентированного интерфейса

«Можно создать самолет с любыми техническими характеристиками, которые только пожелает Министерство военно-воздушных сил, если при этом не требуется, чтобы он мог летать.»

Вилли Мессершмидт (выдающийся немецкий авиаконструктор времен второй мировой войны)

Интерфейс является ориентированным на человека, если он отвечает нуждам человека и учитывает его слабости. Чтобы создать такой интерфейс, необходимо иметь представление о том, как действуют люди и машины. Кроме того, следует развить в себе способность чувствовать те трудности, с которыми сталкиваются люди. И это не всегда просто. Мы настолько привыкли к тому, как работают программы, что соглашаемся принять их методы работы как данность, — даже в тех случаях, когда их интерфейсы неоправданно сложны, запутанны, неэкономны и побуждают людей к ошибкам.

Многие из нас испытывают раздражение, например, от того, что для запуска (иначе говоря, загрузки) компьютера требуется какое-то время. В 1999 году была реклама одного автомобильного радиоприемника со встроенным компьютером, в которой утверждалось, что «в отличие от домашнего компьютера, эта система не заставит вас долго ждать, пока она загрузится». […] Никогда не существовало технической необходимости в том, чтобы компьютер после включения начинал работать более чем через несколько секунд. Наши компьютеры долго загружаются только лишь потому, что многие дизайнеры и разработчики не потрудились сделать интерфейс в этом отношении ориентированным на человека. Кроме того, некоторые люди думают, что если компьютеры с медленной загрузкой продаются миллионами, то это якобы свидетельствует об их высокой производительности.

Карточка 90

О когнитивном сознательном и когнитивном бессознательном

Поскольку рассуждения о том, что является сознательным или бессознательным, кажутся весьма далекими от наших повседневных забот, попытаемся наглядно продемонстрировать их значение в обычной жизни.

Попробуйте ответить на следующий вопрос: какая последняя буква в вашем имени? До тех пор пока вы не прочитали предыдущее предложение, вы, вероятно, не думали об этой букве и ее связи с вашим именем. Вы знаете (и уже давно знали), что это за буква и какое место она занимает в вашем имени, но вы не обращали на это своего внимания. Вы не думали, не размышляли об этом. Или, если пользоваться нашей терминологией, вы не осознавали это. Данная информация не запрашивалась, однако вы смогли ее получить, когда в этом возникла необходимость.

То место, откуда была извлечена буква, мы будем называть когнитивным бессознательным. Когнитивное бессознательное — это необязательно какое-то физическое место, хотя оно должно быть представлено определенными физическими процессами в мозге. Представление о том, что бессознательное и сознательное должнысоответствовать определенным областям мозга, не совсем верно. Скорее, они могут им соответствовать. Изменение состояния в момент осознания буквы — это один из возможных механизмов процесса. Другой возможный вариант — это наличие в мозге определенного указывающего устройства, и перемещение воспоминания или мысли из одной области мозга в другую вызывает также и перемещение этого указателя. Вполне возможно, что мысли и воспоминания распределены по всему мозгу, наподобие того, что происходит при голографической записи изображений.

Карточка 91

Книга добавлена 1 января 2010 под номером 15

Книга Тома Вандербильта

«Трафик. Психология поведения на дорогах»

Интересный научпоп про машины, психологию автомобилистов и городской трафик. Изложено очень упруго, ткань книги состоит из огромного количества деталей и выводов из проведенных исследований.

Читается как детектив, рассказывает про интересные задачи, решение за решением. Гимн обоснованному подходу к изучению предмета.

Книга добавлена 3 июля 2014 под номером 50

Книга Стивена Сеова

«Проектируем время»

Книга про интерфейс, написанная программистом. Отличная подборка исследований реакции человека на ожидание.

Как на мой вкус, так классификации всего и вся многовато, и можно было бы смело обойтись без нескольких неинформативных иллюстраций, но это уже придирки к оформлению, а не к сути.

Книга добавлена 19 мая 2014 под номером 4

Дизайн текстом


Книга Бориса Стругацкого

«Комментарии к пройденному»

Когда молодые дизайнеры пишут про тупых заказчиков со странными меняющимися требованиями, видно, что они просто не нюхали настоящего, социалистического пороху.

Книга про то, как братья Стругацкие сначала придумывали свои рассказы-повести-романы, потом их писали, а потом до одурения правили, правили, правили, так как издательства отказывались печатать рукописи без правок — в основном, по цензурным соображениям.

Фанатам Стругацких книга будет любопытна разными альтернативными сюжетами, а широкой дизайнерской публике — описанием эпической битвы редакторов советских издательств с авторами.

Постепенно братья прокачиваются до очень крутого уровня, что позволяет им обрести понимание того, что в книге на самом деле важно, а что — можно вычеркнуть.

Естественно, книга часто цитируется на «Эдиториуме».

Книга добавлена 1 января 2006 под номером 20

Книга Уильяма Зинсера

«Как писать хорошо. Классическое руководство по созданию нехудожественных текстов»

Книга добавлена 6 апреля 2016 под номером 76

Книга Дэвида Огилви

«Огилви о рекламе»

От автора:

Сегодня я уже настолько стар, что в журналах меня называют единственным живым человеком из всех, кто внес значительный вклад в развитие современного делового мира и индустриальной революции — в одном ряду с Адамом Смитом, Эдисоном, Карлом Марксом, Рокфеллером и Фордом. Является ли мой почтенный возраст помехой для того, чтобы я мог позволить себе смело рассуждать о сегодняшнем рекламном мире? Или же, наоборот, длинный жизненный путь поможет отделить вечные истины и ценности мира рекламы от скоропалительных поделок и шаблонов?

Я пишу лишь о некоторых аспектах рекламы. И только о том, чему меня научил мой собственный опыт. Поэтому в моей книге вы не найдете ничего о средствах массовой информации как таковых, о кабельном телевидении или о рекламном рынке Японии.

Эта книга не предназначена для читателей, которые полагают, что им уже известно все, что только можно знать о рекламном бизнесе. Мой труд — для молодых энтузиастов, а также для маститых профессионалов, которые не устают искать новые пути и средства для того, чтобы заставить покупателей чаще доставать кошелек и получать удовольствие от покупки.

Книга добавлена 1 января 2010 под номером 33

Книга Александра Амзина

«Новостная интернет-журналистика»

Содержание

Книга добавлена 17 июня 2016 под номером 113

Построение экспериментов


Книга Стенли Милграма

«Личность в обществе (Эксперимент в социальной психологии)»

Для меня оказалось сюпризом, что тот самый Милграм из экспериментов по подавлению воли — еще и Милграм, сомневавшийся в обоснованности своих умозаключений; он же — Милграм, пытавшийся понять, как город меняет мышление людей и изучающий образ города в головах горожан.

Помимо всего прочего, книга помогает понять, что эксперимент — это не страшно.

Рекомендую навигационным и интерфейсным дизайнерам.

Содержание

О знакомых незнакомцах

Уже очень давно я езжу на работу на пригородном поезде. И заметил, что вместе со мной на станции в поезд садятся люди, которых я вижу много лет, но с которыми никогда не разговаривал, люди, которых я стал мысленно называть знакомыми незнакомцами. Я понял, что испытываю странную неловкость в этой ситуации...

Возникает преграда, которую не так легко разрушить.

...мы выяснили, что пассажиры знают в среднем 4,5 знакомых незнакомцев и часто фантазируют на их счет. Больше того, среди знакомых незнакомцев встречаются своего рода социометрические звезды. Одну женщину узнали 80 процентов пассажиров, хотя очень немногие с ней хоть раз общались. Она зрительно выделялась в толпе людей на станции, быть может, потому что всегда была в мини-юбке, даже в самое холодное время года.

...такие вот знакомые незнакомцы являются конечным продуктом сложного процесса, который, подобно дружбе, требуем времени и так же приводит к возникновению устойчивых, хотя и "замороженных" отношений. Знакомым незнакомцем становится тот, кого вы 1) имеете возможность наблюдать; 2) неоднократно в течение определенного периода времени; 3) без какого бы то ни было реального взаимодействия. 

...Барьер отчуждения между знакомыми незнакомцами труднопреодолим, – например, в случае нужды они скорее предпочтут обратиться с вопросом к абсолютно незнакомому человеку, чем к знакомому, но формально "не представленному".Какое-то время назад группа студентов... предприняла попытку исследовать феномен знакомого незнакомца. Они вставали рано утром и отправлялись на пригородные железнодорожные станции. Они фотографировали толпящихся там людей, стоящих плечом к плечу с устремленными вдаль взглядами:

Карточка 37

О легкости нарушения общественных норм

Если вы думаете, что нарушить общественные нормы легко, сядьте в автобус и громко запойте. Во все горло запойте, а не просто себе под нос. Многие думают, что проделать это легко, но справится с этим лишь один из ста. Суть в том, чтобы не просто думать о пении, а на самом деле петь. В полной мере ощутить присутствие сил, управляющих нашим поведением в обществе, можно лишь через поступки. Вот почему я сторонник эксперимента.

Карточка 38

О ментальной карте

Ментальная карта — это образ города, который живет в сознании человека: улицы, кварталы, площади, имеющие для него важность, связывающие их устойчивые маршруты передвижений и ассоциативные цепочки, эмоциональная нагруженность каждого из элементов городской среды. Замысел исследования восходит к книге Кевина Линча «Образ города». Реальный город закодирован в сознании: можно сказать, что у каждого существует свой внутренний город. Даже если реальный город будет разрушен, его можно восстановить по ментальной модели.

Реальность не во всем совпадает с ментальными картами. Например, Сена течет через Париж по крутой дуге, образуя почти полукруг, но в представлении парижан ее изгиб значительно плавней, а некоторые думают, что река течет через город по прямой.

Пожилые люди обычно держат в голове образ Парижа своей молодости, и им трудно включать в нее новые элементы, пусть даже весьма значительные.

Карточка 39

О том, что идеи мало чего стоят

Часть из идей реализуется; другие рассеиваются в воздухе, но порой наталкивают на что-то дельное других исследователей. Какие-то из моих замыслов воплощаются студентами. Некоторые просто угасают. Но Лео Сцилард был, безусловно, прав, утверждая, что ученого делает ученым не наличие у него научных замыслов, а активная работа по их реализации.

Карточка 40

О методе анекдотных обоснований и переходе к доказательным измерениям

По причинам чисто биографического порядка в моем распоряжении оказался богатый материал для научного осмысления. Этот материал — мои субъективные наблюдения и переживания — лег в основу [...] статьи «Городская жизнь как психологический опыт». В основу этой статьи легли не какие-либо абстрактные соображения, а непосредственный опыт городского жителя, постоянно сталкивающегося с социальными фактами, специфичными для большого города.

Однако, задаваясь вопросами, обсуждаемыми в этой статье, я, тем не менее, в глубине души вовсе не был уверен в том, что личностные различия между городскими и сельскими жителями существуют реально, а не являются простым отражением бытующих в обществе мифов и предрассудков. Иногда посреди лекции о социально-психологической специфике городской жизни меня пронзала неприятная мысль, что все, что я говорю — нонсенс, извечные антиурбанистические предрасскудки селян, облеченные в научную терминологию.

Карточка 41

О перегрузке горожан

«Когда я впервые приехал в Нью-Йорк, он показался мне кошмарным сном. Как только я сошел с поезда на Центральном вокзале, меня сразу подхватила и сдавила толкающаяся толпа на 42-й улице. Иногда люди налетали на меня и не извинялись, а когда я увидел, как два человека буквально подрались из-за такси, я действительно испугался. Почему они так спешили?»…

Это высказывание представляет собой обычную реакцию приезжего на большой город, но здесь сказано далеко не все.

…С точки зрения психологии необходима идея, которая связывала бы индивидуальный опыт с демографическими характеристиками городской жизни.

Один из способов такой связи дает понятие перегрузки. Этот термин, заимствованный из системного анализа, означает неспособность системы обрабатывать данные, поступающие из внешней среды, потому что этих данных так много, что система не справляется с ними, или вследствие того, что последовательно поступающие данные появляются быстрее, чем система успевает обработать сигнал А к моменту поступления сигнала В.

Карточка 45

Книга добавлена 6 января 2016 под номером 74

Книга Джеймса Гудвина

«Исследование в психологии. Методы и планирование»

Философия книги

При разработке трех изданий этой книги я руководствовался несколькими идея­ми. Во-первых, желанием показать студентам ход мысли психологов-эксперимен­таторов, поэтому читатели найдут здесь подробное описание сущности психоло­гической науки и ее отличий от псевдонауки, логики научного мышления и подхо­дов, применяющихся психологами для а) планирования исследований, б) их проведения и в) разработки обоснованных выводов. Во-вторых, необходимостью показать студентам, что есть многие методы объяснения поведения, поэтому хотя основной темой книги является метод эксперимента, вы найдете в ней всестороннее рассмотрение других исследовательских подходов. В-третьих, будучи уверен­ным в том, что исследователи не должны забывать об этической стороне своих экс­периментов, я поместил в книгу отдельную главу, посвященную этике (глава 2), и включил дополнительные разделы на данную тему в остальные главы книги.

В-четвертых, я уделяю большое внимание истории психологии и считаю, что не­возможно понять настоящее без знания прошлого, поэтому в книгу вошла инфор­мация из истории экспериментальной психологии. Однако понимая, что целью данного курса является изучение современных методов исследования, а не исто­рии психологии, я отобрал исторические данные, освещающие только важные ме­тодологические вопросы. В-пятых, и, возможно, именно это является самым глав­ным, я считаю, что проведение психологических исследований — это весьма увле­кательное занятие, но заметил, что некоторые студенты не испытывают особого энтузиазма. Они предполагают, что данный курс будет скучным, трудным и не осо­бенно полезным для них. Поэтому я постарался создать книгу, интересную для сту­дентов — привлекательную (со множеством интересных описаний реальных иссле­дований), понятную (написанную доступным и приближенным к разговорному языком) и полезную (способствующую развитию необходимых навыков критиче­ского мышления).

Содержание

Книга добавлена 10 октября 2015 под номером 70